Книга «ОПЕРАЦИЯ «ИОНА»
или невидимые ангелы»

Спецслужбам становится известно, что в Санкт–Петербург доставлена контрабандная партия новейшей взрывчатки. Ее невозможно обнаружить стандартными средствами, что делает ее идеальным средством для совершения диверсий. Подполковник Уваров и его команда должны установить заказчиков и помешать их планам, но те безжалостно избавляются от всех, кто может навести на их след. Тем временем, в порту готовится открыть очередную навигацию красавец — паром – гордость России, который должен вернуть ей лидерство на региональном рынке круизных перевозок.

 

Купить в магазине БУКВОЕД или ЛАБИРИНТ

ТРЕЙЛЕР

ОТЗЫВЫ

Как известно, Шерлок Холмс по нескольким характерным деталям мог дать исчерпывающую характеристику любому человеку. Может ли читатель произведений Андрея Ковалёва нарисовать портрет автора? Думаю, что сможет. Бросаются в глаза глубокие и детальные знания морской сферы деятельности: работа портовых служб, индустрии морских перевозок. Казалось бы, профессиональный опыт может стать помехой для развития детективного сюжета, однако с первых строк повести интрига закручивается очень круто и держит читателя в постоянном напряжении.
А подробности морской жизни и, особенно праздничная атмосфера на круизном пароме, лишь подчёркивают драматизм ситуации. Из довольно лаконичных диалогов и размышлений персонажей повести вырисовывается не простая картина внутренних и межкорпоративных конфликтов, международной конкуренции на рынке морских перевозок.
Но, что особенно важно для настоящей литературы, читателя увлекают не только лихо построенная фабула и детали морского быта, но и философский стержень повести, отсылающий нас к Ветхому завету, к притче об Ионе, к осмыслению того, что спасение возможно лишь через осознание собственных грехов, готовности к самопожертвованию во имя жизни других людей.

Анатолий Николаевич Константинов

Председатель Российского творческого союза работников культуры.
Заслуженный работник культуры РФ

Как правило, детективы интересны читатели лихо закрученным сюжетом и запутанной интригой, которая разгадывается в самом конце повествования. Эти качества безусловно присутствуют в повести Андрея Ковалёва «Операция «Иона» или невидимые ангелы». Но что ещё побуждает рекомендовать эту повесть?
Людям далёким от морской сферы будет интересно познакомиться с подробностями многогранной и очень увлекательной работы различных портовых и судовых служб. Ветеранам морской службы представится возможность вспомнить тяготы и радости своей профессиональной биографии. Молодым людям, которые ещё не сделали выбор будущей профессии, я бы рекомендовал прочитать эту повесть, поскольку автору, всю жизнь посвятившему работе с гражданским флотом, удалось показать важность высоких профессиональных и нравственных качеств моряков, а также романтику морских профессий. При этом подробности морской жизни не заслоняют детективное развитие сюжета. Повесть написана хорошим языком и доставляет большое удовольствие читателю.

Сергей Олегович Барышников

Ректор Государственного университета морского и речного флота им. адмирала С.О. Макарова

ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ

Первая глава

Небольшой старинный особняк спрятался на тихой, вымощенной брусчаткой улочке одной из европейских столиц. Его аристократичность и респектабельность подчеркивали высокое крыльцо со старинным бронзовым звонком в форме морского конька, тяжелая деревянная дверь с освинцованными разноцветными стеклами, и наглухо закрытые ставни.

В большой уютной гостиной особняка, облицованной дубовыми панелями, возле мраморного камина, в старинных креслах расположились хозяева офиса — двое мужчин весьма солидного возраста, оба- хорошо пожившие в свое удовольствие, но все еще бодрые и холеные. Джентльмены хорошо знали друг друга много лет и столько же работали вместе.

Но внешне они разительно отличались друг от друга. Худобу и резкие черты лица первого не могли смягчить даже волнистые, тщательно зачесанные назад седые пряди. Второй же напоминал классический персонаж романа Джерома К. Джерома — добродушного, немного бестолкового и очень темпераментного дядюшку Поджера. Несмотря на внешне умиротворяющую атмосферу, разговор носил довольно острый характер.

-Мы второй год не можем вылезти из убытков, — продолжал сетовать «дядюшка».

— Что делать… Круизный рынок стал очень тесным. Хорошо, что теперь у нас появилось решение проблемы, — спокойно парировал Худой.

— «Операция Иона» — решение все-таки чересчур радикальное, не находишь?

— Не хочу говорить банальности, Чарльз, но нельзя приготовить яичницу, не разбив яиц.

— Я не спорю с этим, Брайан. Вариант «А», в принципе, хорош. Но вариант «Б» — уже за гранью

— Нюансы исполнения — это уже не наше дело. Нам нужен результат, нужны новые круизные
направления. В любом случае, отсчет пошел.

— Мы же обещали исполнителю…

— Мы уже заплатили аванс, если ты помнишь, — резко прервал «дядюшку» Худой, — и пообещали ему место в совете директоров. С твоего, кстати, согласия. Не занимайся чистоплюйством — вот тебе мой совет. Невозможно быть все время в белой манишке. Иногда приходиться переодеваться в робу.

— Совсем как в старые добрые времена — усмехнулся «дядюшка».

-Именно, Чарльз. Предлагаю выпить за успех операции Иона и новые возможности нашей компании!

Худой неторопливо налил в резные хрустальные бокалы коллекционный портвейн насыщенного рубинового цвета и поднял руку с бокалом в приветственном жесте.

Глава 2. Заброшенный санаторий

Здание санатория выглядело удручающе. Разбитые окна здания пустыми глазницами глядели на лес и двор с растрескавшимся асфальтом перед ним. Местами обвалившаяся штукатурка на стенах напоминала какие– то жуткие раны: старые, глубокие, ввалившиеся. Останки срезанных в девяностые годы проводов казались порванными сухожилиями, а покореженные стальные балки и швеллеры у широкого крыльца с выщербленными ступеньками были похожи на неправильно сросшиеся кости.

Каким-то чудом, или просто за ненадобностью в хозяйстве уцелели двери главного входа – широкие, двустворчатые, они висели, чуть покосившись, словно согбенный горем старик, весь ссохшийся и сморщенный. Внутри здания, в одной из многочисленных комнат на груде тряпья спал человек в мятой одежде. Работники ближайших пунктов приемки металлолома и небольших магазинов, работающих круглосуточно, знали его как Леху – безобидного, не совсем еще опустившегося человека без определенного местожительства и занятий. Из– за обильной растительности на голове и лице было сложно определить его возраст. Однако наличие седых волос в спутанной бороде и свалявшихся волосах наводило на мысль, что человек уже перевалил, как минимум, сорокалетний рубеж. А многочисленные морщины на лице намекали, что, возможно, и пятидесятилетний.

Большой черный внедорожник на большой скорости заехал во двор, с характерным ревом турбированного двигателя развернулся посреди двора и, наконец, остановился.

Леха вздрогнул от рева мотора, прозвучавшего словно выстрелы в лесной тишине и вскочил со своего примитивного ложа. Гости тут появлялись редко. Быстро пройдя несколько комнат, он прильнул к одному из немногих уцелевших оконных стекол и стал наблюдать за прибывшей машиной. Он увидел, как одновременно, словно в гангстерском боевике, открылись все дверцы автомобиля, и из машины вышло четыре человека. Самый крупный из них, с бритой головой и ярко выраженной восточной внешностью держал в руках пластиковый чемодан. Он что– то сказал своим спутникам и стал подниматься по ступенькам в здание. Внимательно оглянулся, потом осторожно потянул на себя одну створку, которая отозвалась натужным скрипом, вошел внутрь и аккуратно затворил ее за собой.

Леха продолжал смотреть на двор. Незнакомцы ему не нравились. Он увидел, как спустя несколько минут старший, как он его про себя назвал, вышел из здания уже без чемодана и присоединился к своим спутникам. Все четверо закурили и стали что– то горячо обсуждать.

Заинтригованный Леха ломал голову, для чего сюда пожаловали эти гости на дорогой машине. Здание санатория находилось на отшибе, практически в лесу. Рядом не было ни отелей, ни ресторанов, ни дорог нормальных к нему и то не было. Сам Леха нашел это место случайно, бродя по лесу, и решил остаться здесь на лето. Обустроил, как мог, нехитрый быт, и даже разжился где-то старым велосипедом, приспособив его для дальних поездок и перевозки своего незатейливого багажа.

Издалека снова послышался шум двигателя. На этот раз это был натужный звук старого автомобиля. Спустя пару минут во двор заехал видавший виды «Опель».

Леха смотрел, как группа уже прибывших людей немного рассредоточилась и притихла, увидев подъезжающее авто. Неожиданно наступившая тишина и люди из черного внедорожника вновь насторожили Леху. Он явственно почувствовал опасность и невольно напрягся.

С характерным для изношенных тормозных колодок скрипом машина остановилась. С водительского места вышла симпатичная молодая женщина в джинсах и легкой куртке и широким шагом направилась к группе у внедорожника. На пассажирском сидении «Опеля» остался коренастый мужчина лет 30– 35 в спортивном костюме. Девушка поздоровалась с встречающими. Те дружно закивали ей в ответ.

Присутствие красивой молодой женщины и довольно дружественная встреча немного успокоили Леху.

– Товар готов? донесся до окна низкий, но приятный женский голос.

– Конечно, о чем разговор. Последняя разработка. Вы же знаете, специально для вас старались. Большие люди просили– ответил старший мужчина. – Однако, хотелось бы и деньги увидеть, красавица.

Девушка отбросила рукой прядь темных волос со лба и кивнула в сторону машины. Ее спутник открыл дверцу автомобиля, расстегнул небольшую сумку, лежавшую у него на коленях. Затем извлек из нее несколько туго перетянутых резинкой пачек и показал «старшему».

– Пошли, – сказал девушке удовлетворенный увиденным старший и они ушли внутрь здания санатория. По дороге к ним присоединился еще один из троих оставшихся.

Леха быстро отошел от окна и стал тихо красться по длинному коридору, ближе к тому пространству, что раньше было холлом здания. Он помнил, что недалеко от холла была комната, из которой через небольшую трещину в стене можно было увидеть все происходящее в холле. Пока он шел, стараясь не наступать на мусор и валявшиеся повсюду битые кирпичи и куски штукатурки, внизу раздались громкие голоса.

«Похоже, обстановка вновь накаляется» – подумал Леха и прильнул глазами к трещине в стене.

Старший снисходительно продолжал разговор:

– Дорогая, я же тебе сказал, цена выросла вдвое. Возникли некоторые трудности. Их надо как– то компенсировать.

– Какая еще компенсация– взволнованным, и от того – еще более низким голосом спросила девушка. –Мы же все проговорили. Цена была названа. Тем более, что цена немалая.

– – А вас не учили старших не перебивать– встрял в разговор напарник старшего.

– Меня учили строго соблюдать договоренности и держать слово. Я так и делаю. Мы здесь и деньги с нами. Вся сумма– отрезала девушка.

– Это твое мнение и только. А мы думаем по– другому. Хочешь товар– плати. Столько, сколько сказали. Нет– найдем других, а вы останетесь здесь, пока не заплатите нам за хлопоты– старший кивнул своему напарнику и повернулся к ней спиной, показывая, что разговор закончен.

Его напарник протянул руку, чтобы схватить девушку за локоть. Леха едва заметил, как в руке девушки мелькнул черный ствол пистолета. Он не успел еще осознать, что происходит, как грянул выстрел, оглушительно громкий в пустом холле. Протянутая рука взметнулась вверх и человек рухнул на выщербленную мраморную плитку в холле. Старший метнулся к девушке, но следующий выстрел отбросил его назад, разворотив грудную клетку.

Леха, не в силах оторваться от трещины, перестал дышать. Его начало трясти. Он сжал зубы и напрягся, чтобы унять дрожь. Огромным усилием воли ему удалось не закричать от панического страха. Он понимал, что малейший звук или шорох будет стоить ему жизни.

Как в полусне, он смотрел на расползавшиеся кровавые лужи под застывшими в страшных позах телами. Тем временем девушка спокойно нагнулась над каждым телом. Убедилась, что все кончено. Убрала пистолет и взяла чемоданчик, одиноко стоявший у стены.

Двое оставшихся во дворе мужчин неторопливо вели беседу, иногда подчеркивая фразы активной жестикуляцией. Спутник девушки положил сумку на водительское сиденье и вышел из машины. Вытащив из кармана пачку сигарет, он попытался закурить. Но его зажигалка не сработала и после нескольких безуспешных попыток он вопросительно посмотрел на стоящих во дворе людей. Один из них, в короткой кожаной куртке, правый карман которой недвусмысленно оттопыривался, протянул ему зажигалку.

Эхо первого выстрела не успело погаснуть, как спутник девушки молниеносным движением выхватил из рукава необычной формы нож. Его рука описала широкую дугу и как раз в тот момент, когда до них донесся второй выстрел, нож прошелся по горлу ближнего к нему человека. Голова того упала на грудь, захрипев, он стал медленно оседать. Второй на какое-то мгновение застыл, в ужасе уставившись на струю крови, заливавшую светлую куртку его напарника. Убийца шагнул в его сторону, и тот, то ли не имея при себе оружия, то ли не решаясь пустить его в ход, бросился бежать.

Спутник девушки бросил нож. Таким же отточенным движением он достал пистолет с накрученным глушителем, неторопливо прицелился и выстрелил. Затем поднял нож, тщательно вытер его об штанину убитого и направился в здание.

До скованного ужасом Лехи донеслись слова мужчины:

– Лихо ты с ними разделалась.

– Другого варианта не было. Кинуть нас хотели, гады – невозмутимо ответила девушка.

– Этот вариант мы с тобой предполагали. Я, как услышал выстрел, тоже ждать не стал. Мне с самого начала не понравилась эта компания.

– Ничего нового. Как всегда – жадность… и безнаказанность. Увидели девушку, подумали, что можно еще заработать.

– Вот и заработали…– хмыкнул мужчина. –Что с ними делать будем? –он кивнул на два тела в холле. –И еще мои двое на дворе…

– Оставим все как есть. Все равно не убрать нормально. А через пару дней нас здесь уже не будет. Ладно, поехали. Еще дел полно. Скоро машина на морвокзал грузиться будет – надо поторапливаться – девушка протянула мужчине чемодан и они вышли из здания.

Спустя некоторое время послышался звук заводившейся машины. Потом с тем же характерным скрипом машина быстро тронулась с места.

Леха медленно осел на пол. Его по– прежнему сотрясала дрожь. Через некоторое время он отважился выглянуть в окно. Увидев еще два тела на дворе, он попытался закурить, но дрожащие пальцы никак не могли щелкнуть разовую зажигалку. Словно в полусне, он медленно побрел к себе в комнату, порылся в изголовье кровати и отыскал там початую бутылку водки. Жадно припав к горлышку, стуча зубами о стекло и обливаясь, Леха пил до тех пор, пока в бутылке не осталось ни капли. После этого сел на кровать и охватил руками колени. Он довольно долго сидел так, тупо уставившись в одну точку, пока хмельной сон не сморил его.

Глава 3. Погрузка на паром

– Эй, парни, боцмана не видали?

Анатолий Сергеевич узнал голос вахтенного штурмана. «Наверное, очередная машина со снабжением подъехала», подумал боцман. Он подошел к въезду на автомобильную палубу. Так и есть, снова микроавтобус. На этот раз с минеральной водой. Несмотря на занятость, Анатолий Сергеевич не мог не отметить четкую и слаженную работу вахтенной службы и службы безопасности парома. Вахтенный занес в журнал посещений прибывшую машину и фамилии нескольких представителей сервисной службы. Офицеры безопасности досмотрели автомобиль и пропустили его для выгрузки на автомобильную палубу. Пока водитель выставлял упаковки с водой на выкрашенную зеленой краской палубу, боцман по рации вызвал матросов. Один из них отвел специалистов сервисной службы к механикам, остальные матросы разобрали по упаковкам воду и понесли в кладовые.

Уже несколько раз объявляли обед, но у боцмана пока не было времени отойти даже на несколько минут. К нему подбежал раскрасневшийся матрос. Доложил, что вода сложена в продовольственной кладовой и попросил разрешения пообедать.

– Давайте, конечно. Только не разъедайтесь там особо – уже в спину матросу сказал боцман. Его мысли непроизвольно переключились на еду. Новый повар готовил на удивление вкусно и Анатолий Сергеевич подумал, что ему тоже неплохо бы, наконец, пообедать. Он окинул взглядом автомобильную палубу и направился к боковой пневматической двери, в проеме которой виднелся служебный трап. Но тут краем глаза увидел, что еще один микроавтобус заезжает на автопалубу. Чертыхнувшись про себя, Анатолий Сергеевич развернулся и снова, в который раз, подошел к въезду.

– Снова к тебе, Сергеич – – озорно улыбаясь, сказал вахтенный штурман

– Что на этот раз? – с видимым неудовольствием спросил боцман

– Похоже, запчасти –ответил вахтенный.

– Что привез? – боцман повернулся к водителю, молоденькому пареньку, лет двадцати пяти.

– Запчасти и стальную проволоку– четко, по– военному отрапортовал паренек.

– Давай, поехали, – махнул рукой в сторону кормы боцман.

– Куда выгружать планируешь– спросил у боцмана офицер безопасности

– Да по– хорошему, надо бы в трюм или в румпельное – ответил боцман.

– А успеете? Возни то с ними. Сейчас еще белье приедет, продукты.

– Ну да. Пока тельфер запустим… Откроем люки… Ладно, давай пока на палубу. Там разберемся.

Машина, после того, как ее внимательно осмотрели, поехала по палубе к кормовой аппарели. Боцман пошел неторопливо за ней.

– Вроде судно только из дока, а столько запчастей навезли – усмехнулся про себя боцман. Проволока-то пригодится однозначно, а вот еще и запчасти… Их и так складывать некуда. Но ведь запас мешку не порча. У хорошего боцмана всегда все должно быть на всякие случаи. За долгую морскую жизнь Анатолий Сергеевич твердо усвоил для себя главную истину: в море все возможно и всегда нужно быть готовым к любым поворотам. Поэтому многочисленные кандейки и кладовочки на судне были до отказа забиты краской, различными железяками, ветошью, списанными спасательными жилетами и кругами и прочим нужным морским барахлом.

Молодой водитель дал боцману подписать накладные.

– Подожди с бумагами– сурово сказал боцман. Давай сначала проверим все.

– Да что там проверять-то – с заметным нетерпением ответил паренек. – Все перед вами: две бухты с проволокой, и вот ящики, внутри каждого – список запчастей.

– Вот и посчитаем все– отрезал Анатолий Сергеевич и нагнулся к первому ящику.

– А чего тут хрупкого– то? – боцман указал водителю на свеженький знак «осторожно хрупкое» и ткнул пальцем в нарисованный бокал*. Потом с изумлением посмотрел на выпачканный черной краской палец, снова поднял глаза и внимательно посмотрел на водителя.

Парень казался немного бледным, на лбу и над верхней губой выступили маленькие капельки пота. Боцман поднял голову наверх, там исправно гудели мощные вентиляторы центрального кондиционера, нагнетавшие прохладный воздух на автопалубу.

Там в накладной все указано, может приборы какие? – охрипшим голосом ответил паренек.

– А знак – что, только сейчас нарисовали?– снова задал вопрос боцман.

Парень замялся, пожал плечами. – Не знаю, – промямлил он. – Не я же его рисовал. Что погрузили, то и привез.

– Все в спешке делается– недовольно проронил Анатолий Сергеевич и стал по одной выкладывать на палубу завернутые в промасленную бумагу запчасти, внимательно сверяясь с накладной.

– А вот и хрупкий груз, манометры – с удивлением отметил боцман– А куда их столько? Солить их механики будут что ли?

Водитель криво усмехнулся – сколько заказывали.

Так пусть и принимают тогда сами – боцман встал и потянулся за рацией.

– Некогда нам, Анатолий Сергеич, сервисные специалисты приехали. Прими сам по накладным, потом разберемся – раздался в рации громкий голос старшего механика.

– Некогда им– снова начал бурчать боцман. –А я тут за всех расписывайся. И он повернулся к водителю. Тот стоял совсем бледный.

Нормально себя чувствуешь? Может воды выпьешь? – немного смягчившись, участливо спросил он у водителя.

– Да, нет, все хорошо – промычал он в ответ. – Просто две недели уже без выходных.

– Знакомая ситуация. Ну ладно, как знаешь – боцман отвернулся от него и продолжил разбирать запчасти. Потом стал аккуратно складывать все обратно в ящик.

– А вы что стоите?– прикрикнул он на матросов, которые в ожидании сосредоточенно копались в своих телефонах. – Остальные два ящика проверьте!

Те проверили оставшиеся ящики и кивнули боцману:

– Да все порядке, с накладной совпадает.

– Проволоку и ящики в румпельное. Да закрепить не забудьте– приказал боцман и повернулся к водителю:

– Давай накладные и ручку тоже.

Он поставил витиеватую подпись на нескольких листках накладных, оставил себе по одному экземпляру, остальные отдал водителю:

– Все. Спасибо! Езжай давай.

Матросы открыли большой люк на палубе, двое спустились туда, остальные стали готовить ящики для погрузки в трюм.

Водитель быстро направился к машине, закрыл задние двери, завел двигатель и начал разворачиваться на палубе. То ли он торопился, то ли не имел достаточного водительского опыта, но машина при развороте едва не снесла ящики, под которые матросы уже подвели прочные нейлоновые ленты и ждали, пока опустится крюк тельфера для дальнейшей погрузки ящиков в трюм.

Матросы отпрыгнули в разные стороны, Анатолий Сергеевич выронил из рук пульт управления тельфером и погрозил водителю кулаком. Губы его при этом беззвучно шевелились. Микроавтобус выехал с парома. Матросы, во главе с боцманом опустили ящики в румпельное отделение. Потом старый боцман заглянул вниз, чтобы проверить как уложили и закрепили ящики, после чего удовлетворенно кивнул седой головой и ушел, наконец, обедать.

Глава 4. Фуршет на пароме

Виктория позвонила ему сама. Голос ее звучал сдержанно, по-деловому, но не холодно. Уварову даже почудились нотки заинтересованности, когда она напомнила ему о фуршете. Договорились, что, когда он подъедет, наберет Викторию и она его встретит.

Игорь мысленно вернулся к их встрече в офисе паромной компании. Несмотря на некоторую отчужденность в начале, у него осталось приятное впечатление о девушке: красивая, без излишнего апломба, но в тоже время чувствовалось, что она очень толковый работник. Может, чересчур сдержанная, но, это, наверное, больше для виду. Ей, должно быть, немного за тридцать, а должность довольно серьезная и ответственная. Скорее всего, Викторию задело, что он так бесцеремонно выставил ее за дверь при начальстве, но раз уж она сама ему позвонила, у него наверняка есть шанс наладить отношения. Попытаться стоит, во всяком случае.

— Ладно, хватит, — Игорь оборвал приятные мысли и снова переключился на пропавшую взрывчатку. Руководство парома почти уверено, что на борту судна все чисто. Как это проверить? Собак провести по всем помещениям? Наверное, лишним не будет. Пройти по парому, осмотреться на месте, поговорить с людьми, присмотреться к ним. Что еще? Директор и его заместитель по безопасности держались уверенно и искренне, но видно, что были обеспокоены новостями. Мужики грамотные, находятся на своих местах. Судя по информации, которую он получил, недоброжелателей у паромной линии достаточно.

И вновь Игорь вернулся к классической фразе: кому это выгодно? За годы работы он не раз убеждался, что даже самые бессмысленные, на первый взгляд преступления, имели под собой четкую, реальную основу. Обычно это были деньги, большие деньги, реже -амбиции, и совсем редко негативные чувства: месть, обида или зависть.

На первый взгляд здесь четко вырисовывались сразу несколько возможных мотивов: материальная выгода и престиж. Игорю запомнились слова Веселова: «Мы единственное круизное судно под Российским флагом на Балтике».

За этими мыслями он еле расслышал сигнал напоминания в смартфоне – пора было собираться. Он быстро выключил компьютер, убрал все бумаги, и вышел на улицу.

Машины шли плотным потоком, но пробок не было. Все ехало достаточно быстро, и довольно скоро он оказался на набережной. Игорь посмотрел в окно. Причалы для круизных судов были пусты, только одиноко стояла подводная лодка С-189 – музей. Он встрепенулся. Подводная лодка! Особенность взрывчатки – при контакте с водой следов не остается. Идеальное средство для диверсии, и на борт ее проносить не надо – можно закрепить и снаружи. Нужно обязательно осмотреть корпус парома! Они могут сделать это и сами. Его ребята обладали навыками боевых пловцов, да и сам он прошел курс подводной противодиверсионной борьбы.

Уваров доехал до морвокзала и запарковал машину на большой площади перед зданием. Он еще издали увидел небольшую очередь у ворот проезда к причалу. Молодые люди в темных костюмах довольно быстро проверяли приглашения и пропускали гостей к парому. Не простояв и двух минут, Игорь увидел Викторию, которая подошла к проверяющим и что-то им сказала. Когда подошла его очередь, она вышла навстречу:

— Добрый день! — дружелюбно улыбаясь, протянула руку.

Игорь приятно удивился теплому приему и с удовольствием поддержал такое начало:

— Здравствуйте! Рад вас видеть!

— Я тоже. Рада приветствовать вас на «Достоевском»! Пойдемте? – она, не оборачиваясь, пошла вперед.

Уварову не приходилось раньше бывать на таком судне. Он много слышал об этом пароме, многие его друзья и знакомые не раз плавали на нем, но сам был впервые. Поднявшись на лифте до верхней палубы, Виктория предложила:

— Начало фуршета немного задерживается. Если хотите, мы можем сейчас прогуляться — я покажу вам судно. А потом пройдем в ресторан к гостям.

— Отличная мысль. Тем более, что я здесь не с развлекательной целью, — неуклюже пошутил он.

— И я тоже на работе, если вы это имели в виду, — мигом парировала Виктория.

— «Остра на язык, девушка» — отметил про себя Уваров. А вслух сказал:

— Давайте начнем с мостика.

Виктория повела его к узкому крутому трапу, ведущему на ходовой мостик. С такой высоты город и залив смотрелись великолепно. Игорь довольно часто бывал на судах и примерно знал, чего ждать, но этот ходовой мостик произвел на него впечатление. Он сильно отличался в лучшую сторону от тех, которые ему приходилось видеть: гораздо просторней, с лучшим обзором, с широкими «крыльями», выступающими за борт судна, как понял Игорь – для улучшения обзора при швартовках. Его догадку подтвердили дополнительные пульты управления на этих крыльях. Вокруг места рулевого расположились многочисленные мониторы, показывающие местоположение судна, глубину под ним, суда вокруг. Различные табло перемигивались непонятными для постороннего глаза разноцветными огоньками. Но несмотря на обилие электроники, у входа в рубку стоял классический штурманский стол с бумажными картами и инструментами для навигационной прокладки.

На задней стене рубки висели экраны, на которые выводились изображения камер наблюдения носовой и кормовой палуб. Наверное, это позволяло видеть и координировать действия экипажа при швартовке судна.

Игорь закончил осмотр мостика и подошел к окну.

— Не хочу говорить банальности, но вид отсюда действительно чудесный, — сказал он. -Повезло, что солнечный день сегодня, видны почти все купола питерских соборов, а ангел на Петропавловке просто сияет.

— Да, я тоже очень люблю этот вид, — сказала Виктория. Иногда просто в обеденный перерыв поднимешься сюда, смотришь на красоту города…

— А можно я тоже в обед к вам приезжать буду? – пошутил Игорь.

— Приезжайте, «Достоевский» приходит раз неделю.

Он внимательно посмотрел на Викторию и ответил:

— Я обязательно приеду, если пригласите.

— Я уже вас пригласила, — неожиданно смутилась Виктория.

Уваров снова переключился на деловой тон и спросил:

— Куда идем дальше?

— Давайте сверху вниз по всем палубам.

— У вас платье не совсем подходит для визита в машинное отделение.

-А я и не собиралась туда — отозвалась Виктория, — Попросим механика, он вас проводит. И потом, вы ведь тоже не в робе…

Они спустились на палубу ниже, там, где располагались каюты командного состава экипажа и ВИП-апартаменты, потом осмотрели каюты пассажиров на других палубах.

— Вниз будут каюты остальных членов экипажа, потом автомобильная палуба и ниже машинное и рулевое отделения.

— Я помню, — сказал Игорь.

Виктория остановила вахтенного помощника капитана с сине-белой повязкой на рукаве и попросила позвать вахтенного механика. Тот быстро вызвал механика по рации, а Уваров с Викторией вышли пока на автомобильную палубу.

Автопалуба впечатлила Игоря. Зеленая краска металлической палубы тускло отсвечивала огнями фонарей дежурного освещения. Стальные шпангоуты набора судна напоминали остов какого-то морского чудовища.

«Словно Иона во чреве китовом» — подумал Уваров. Цоканье каблуков заместителя директора по персоналу оторвало его от мистических раздумий.

— А сколько здесь помещается машин? — спросил он.

-Почти четыреста легковых автомобилей, — ответила Виктория, — Обычно это личные машины пассажиров, но часто бывают автопоезда и туристические автобусы.

Подошел вахтенный механик и Уваров направился с ним в машинное отделение.

Отодвинув «задрайку» на двери, механик жестом предложил последовать за ним. В нос ударил запах разогретого масла, и волна тепла обдала Уварова. «Права была Виктория — подумал он. — Пропитается костюмчик-то. Прощай хороший парфюм. Зато буду в тренде».

Игорь улыбнулся про себя, вспомнив, как дочь в свое время говорила ему, что сейчас у молодежи очень популярны необычные индивидуальные запахи: свежескошенной травы, «вкусные» кондитерские и фруктовые ароматы. Быстро осмотрев машинное отделение, они перешли в рулевое отделение, потом Уваров поблагодарил механика и поднялся наверх, где его ожидала Виктория.

Она стояла у перил правого борта и смотрела на море. Казалось, она была где-то далеко в своих мыслях или просто любовалась хорошей весенней погодой.

— Тепло у вас в машинном отделении, — заметил Уваров.

— На ходу там еще теплее. Сейчас работает только стояночный дизель-генератор, а когда включатся все рабочие дизели — оно будет напоминать сауну. Не буквально, конечно, но все равно жарковато.

— Вам приходилось бывать там на ходу?- удивился он.

— А вы думали, я только в офисе прохлаждаться умею? — улыбнулась девушка. – Приходится иногда выбираться в поля. Мы периодически проверяем температуру в помещениях парома, уровень освещенности, вибрации и прочие не очень полезные факторы для оценки условий труда. Сейчас с этим очень строго. Но пойдемте наверх, там уже скоро будут начинать.

Когда они поднялись в ресторан, почти одновременно с ними на сцену поднялся модный ведущий, бодрым голосом приковывая к себе внимание.

Уваров незаметно разглядывал публику, профессиональным взглядом отмечая сотрудников службы безопасности парома. Сергеев действительно немного увеличил количество своих людей. Они четко разбили ресторан на сектора, курируя каждый свой участок.

Но все было спокойно, вечер проходил очень весело и непринужденно. Ведущий буквально покорил публику хорошим юмором, и проявил немалые познания в морском деле. После вступительной части оркестр начал негромко наигрывать джаз.

Виктория куда-то отлучилась, Уваров стоял у большого панорамного окна, грел стакан с нетронутым виски в руках, и ломал голову над нелегкой задачей. Встреча с руководством парома, экскурсия по судну и разговоры с гостями и членами экипажа не сильно прояснили картину. Интуитивно он чувствовал опасность, но подтверждения этому не находил. Катастрофа с большим количеством жертв невыгодна никому из конкурентов. Это понятно — люди надолго откажутся от таких поездок, и в разгар сезона это сильно ударит по всем участникам круизного рынка. Например, статистика авиаперелетов говорит о том, что после крушения самолета, количество авиапассажиров резко уменьшается и нужно время, чтобы оно поднялось до прежнего уровня.

Дискредитация российского флота — более реальная цель. Но для этого нужно ангажировать множество западных СМИ, чтобы поднять шумиху. Тем, кому это под силу, тоже нет особого смысла устраивать диверсию. Есть масса других способов опорочить российский флот. Тогда причем тут взрывчатка? И если она на судне, то где? На пароме огромное количество помещений, где ее можно спрятать, он в этом сегодня убедился. Без собак не обойтись. А дальше? Никак не складывался паззл в этой сложной картинке. Он и раньше понимал, что той информации, которой они располагали, очень мало. Но пока это все, что у них было. Остальное зависит от него и его парней. И от них, возможно, будут зависеть и жизни пассажиров и экипажа парома.

Он вдруг вспомнил горячие годы службы на погранзаставе в Средней Азии. В условиях разваливающего Государства, когда советская власть уже сдала свои позиции, а другой власти попросту не было, оставалось только одно — Вера, вера в себя, в своих парней на заставе и Честь офицера.

Отовсюду лезли вооруженные бандиты. Везли грузовиками оружие, и всего несколько десятков пограничников оставались последним оплотом России на этом перекрестье миров, религий и политик. Много было предательства вокруг, но ни один из его солдат не подвел его. А потом было тяжелое ранение, долгое лечение в госпитале, короткий отпуск и приглашение возглавить небольшое подразделение в структуре недавно созданной специальной службы.

Государство усиливало утерянные за годы смуты позиции на мировой арене. И не всем это нравилось. Разведка Генерального штаба и контрразведка справлялись с резко возросшим потоком шпионажа и военных интриг, но были и продажа вооружения, хищения оружия и боеприпасов, вылазки отдельных группировок с захватом заложников, подготовка и проведение противоправных акций. Этим и занимались подразделения специальной службы. Им были даны очень большие полномочия, но и ответственность была столь же высока.

Сначала была учеба, жесткая, не знающая отдыха, невзирая на звания и послужные списки. Иногда на пределе физических и психологических возможностей. Но с каждым занятием офицеры набирались необходимого опыта. Отрабатывали до автоматизма приемы и специальные навыки.

Однажды они просидели в плавнях больше суток, периодически погружаясь с головой в темную воду и дыша через трубочку. Было продумано все: белье, специальная одежда, укрытие, оружие, но забыли про комаров и мошку, и в итоге вся группа провалила тест.

«Несдержанность в мелочах погубит любое великое дело» — говорил их наставник по маскировке и слежению словами Конфуция. -Вы полагали, что за вас все продумают. Но мы-то не лезем в плавни. Мы хотим, чтобы вы сами научились туда залезать, отсиживаться там незаметно, а потом нападать и побеждать!!!

Так они становились полноценными игроками в этом невидимом миру жестоком пасьянсе. И не раз потом эти невидимые ангелы, как назвал Уварова и его ребят один очень высокопоставленный чиновник, спасали людей от увечий и смерти.

Это были его люди, проверенные не одной операцией, испытанные в различных переделках, и была Вера в них и в дело, которому он отдавал почти все свое время…

Кто-то тихонько коснулся его плеча, обернувшись, он увидел Викторию с бокалом вина.

— Игорь, вы чем-то озабочены…?

— Да нет, просто мыслей много после экскурсии, пытаюсь их собрать, — усмехнулся Уваров.

— Ну, у вас еще будет время на это…

— Да нет, Виктория, времени-то как раз и нет.

— А я тоже иду в первый рейс, — вдруг заявила девушка. И со мной еще несколько специалистов для замеров вредных факторов в производственных помещениях судна. Я уже вам говорила. Нам нужно провести эти замеры в рейсе, во время работы.

— А просто так, не по работе, вы плавали на этом пароме?

— Нет, не получалось. Всегда хотела, но…

— Желание и возможность не совпадают? – Уварову не хотелось говорить банальности, но ничего другого на ум сейчас не шло.

— Да нет, просто видимо желание должно как-то оформиться, материализоваться, что ли –ответила девушка.

Игорь внимательно посмотрел на Викторию. В полумраке ресторанного зала, она казалась особенно красивой. Ее миндалевидные зеленые глаза таинственно блестели, русые волосы расплетенной косы блестящим водопадом мягко струились по плечам, стильное вечернее платье выгодно подчеркивало ее изумительную фигуру, а звуки джаза плавно кружились вокруг нее, словно падающие листья. На фоне всех произошедших событий, он впервые почувствовал, как крохотный, давно забытый теплый огонек начал зарождаться в глубине его души. Ему вдруг захотелось выбросить из головы все мысли о трупах и взрывчатке, просто обнять Викторию, ощутить запах ее густых волос. Уваров отвернулся к окну.

— А я думаю, что желание как раз должно быть чем-то эфемерным, некой недосягаемой субстанцией, — сказал он вдруг неожиданно для самого себя. — Ведь как только желание сбывается – оно перестает быть радостью для человека. Возможно, это парадокс нашей жизни, но мне кажется, пока человек желает — он живет, творит, ищет. Борется, наконец.

Он обернулся. Она по-прежнему смотрела на него, держа в руках бокал вина, в ее глазах читалось удивление.

— Извините за патетику, — добавил он, смутившись.

-Патетика – это когда люди просто говорят красивые, но банальные вещи, а вы говорите от души. Так мне кажется.

Игорю стало стыдно за минутную слабость. Он ведь приехал не на романтическое свидание. У него есть четкие задачи и главная цель – безопасность пассажиров и парома.

— Я бы хотел еще поговорить с Сергеевым — извиняющимся тоном сказал он.

Было видно, что Виктория была обескуражена такой переменой. Но виду не подала, только голос чуть изменился:

— Конечно, вот он стоит. Не буду вам мешать.

Уваров с досадой поставил стакан с виски на ближайший столик и пошел к Сергееву.

— Все спокойно? — спросил он у него.

— Да, все в порядке — несколько удивленно ответил Сергеев. – Я же вам говорил, это традиционный фуршет, почти все гости свои люди. А у вас новости есть?

— Пока нет. Ознакомился с паромом. Столько помещений разных.

— Это да, — усмехнулся Сергеев, — Большое у нас хозяйство.

— Думаю, с утра направить специалистов с собаками, пусть посмотрят все помещения. Возьмите, пожалуйста, это на контроль, – попросил Игорь. Про обследование подводной части корпуса он решил пока не говорить.

— Взрывчатку будут искать? — лишний вопрос Сергеева как бы повис в воздухе.

— Мы должны быть уверены, что на борту все чисто, — отрезал Уваров.

— Да, конечно, все сделаем.

— Спасибо. Боюсь, мне пора. Всего хорошего! – обменявшись с Сергеевым рукопожатием, Игорь поискал глазами Викторию, не увидел ее и пошел к выходу.

Глава 5. Обследование корпуса парома

Катер, идущий по фарватеру, сделал поворот и направился в сторону парома. Затем заметно сбавил ход, и, не доходя метров пятьсот остановился. С катера открылась полная панорама акватории, причалов и Морского вокзала.

Со стороны моря «Достоевский» у причала смотрелся особенно красиво. С берега судно заслоняло само здание, некогда тоже очень красивое, но немного давящее громоздкой архитектурой. А с моря солнечные блики, отраженные от мелкой ряби воды залива, радостно плясали по белоснежному борту.

В затемненной рубке катера Гудини внимательно оглядел акваторию и паром, потом кивнул Морозову — одеваемся. Они одели гидрокостюмы и вышли на палубу, невидимую с берега и парома, со снаряжением для подводного плавания. Еще несколько минут и два негромких всплеска завершили картину погружения.

Как и договаривались, до корпуса судна они доплыли в паре, затем Андрей помахал рукой Максиму, и резко ушел влево к корме судна, чтобы первым делом обследовать руль и винт.

Андрей заметил, что скоро лето, а вода залива не совсем очистилась от паводковых вод и местами мутновата. Внимательно, практически по сантиметрам он обследовал винт и руль. Затем двинулся дальше вдоль корпуса судна.

«Хорошо, что судно только из дока*, еще не успело зарасти» — еще раз отметил про себя Андрей, и двинулся дальше вдоль корпуса. В воде немного потемнело, видимо солнце зашло за небольшую тучку, и видимость заметно ухудшилась.

Максим Морозов также медленно плыл под днищем парома, периодически почти вплотную приближаясь к металлическому корпусу. В воде многое воспринимается по-другому — этому тоже учили Уварова и его подчиненных. На глубине необходимо правильно оценивать ситуацию и дистанцию, игру света и тени, распространение звука и скорость движений пловца. Многое кажется неестественным и неординарным. И сейчас, из глубины вод, паром напоминал огромного кита.

В свое время Максим много читал о знаменитых боевых пловцах Второй мировой -итальянце Валерио Боргезе и англичанине Лайонеле Крэббе.

Вообще моря хранят много тайн: гибель линкора «Новороссийск» и парома «Эстония», история с крейсером «Орджоникидзе», где при не до конца выясненных обстоятельствах якобы погиб Крэбб, посадка на подводный риф советского круизного лайнера «Михаил Лермонтов». Многие подобные истории относили на счет подводных диверсантов, но редко когда удавалось выяснить это наверняка. Море – грозная, непредсказуемая стихия, и не так-то просто установить, действовала ли она одна или кто-то был с ней заодно. Поэтому как знать — не планируется ли сейчас что-то подобное с этим белоснежным красавцем?

Несмотря на посторонние мысли, Максим был предельно собран. Пока он не обнаружил ничего подозрительного, однако, какое-то смутное, неясное ощущение не давало ему покоя. Практически каждая клеточка молодого тренированного организма говорила о том, что нужно быть начеку. Бывалый подводник, командир минно-торпедной боевой части, имеющий за плечами не один дальний поход, Максим привык слушаться интуиции. В свое время, это чувство спасло жизнь ему и всему экипажу, когда на подлодке случилось возгорание и нужно было быстро, на уровне инстинкта, принимать решение.

Максим остановился, прислушался, огляделся. Вроде все в порядке. Но странное ощущение не отпускает. Вдруг краем глаза заметил быстро скользнувшую по днищу тень. Мгновенно сгруппировавшись, он перевернулся и вытянул руку со специальным пистолетом для подводной стрельбы в направлении атакующих.

На расстоянии трех метров на него испуганно смотрела усатая мордочка балтийской нерпы. Чертыхнувшись, Максим продолжил движение. Нерпа тоже не стала дожидаться окончания осмотра и поспешила по своим делам.

Вот, наконец, вдалеке замаячил силуэт Андрея. Максим, нисколько не ускоряя темпа, полностью закончил осмотр и знаком показал, что ничего не обнаружил.

«У меня также» — просигналил Андрей, «поплыли на катер».

До катера добрались очень быстро, вылезли из воды и начали снимать снаряжение.

— Как успехи? — высунулся из рубки рулевой.

— Все в порядке, ничего не обнаружили, — ответил Максим.

— Я доложу на базу, — сказал Славный.

Уваров внимательно выслушал доклад Андрея, немного помолчал и сказал:

— Хорошо, уходите через пятнадцать минут. На ваше место придет катер, который присмотрит за судном до отхода. Потом езжайте на паром.

 

КУПИТЬ КНИГУ

Купить книгу в бумажном формате

Лабиринт

Купить книгу в бумажном формате:

БУКВОЕД

НОВОСТИ

03 июня 2019 — Книжный фестиваль «Красная площадь 2019»

Крупнейший книжный фестиваль «Красная площадь 2019» открылся 1 июня в Москве. Издательством «Рипол-классик» на фестивале представлена книга Андрея Ковалева «Операция Иона или невидимые ангелы». Книжный фестиваль продлится шесть дней.

01 июня 2019 — Презентация книги на легендарном ледоколе-музее «Красин»

30 мая состоялась первая официальная презентация книги «Операция Иона или невидимые ангелы» на легендарном ледоколе-музее «Красин». Один экземпляр книги был передан в музей ледокола и присутствующие гости написали самые теплые пожелания на страницах книги.

31 марта 2019 — Книга уже в продаже

Книгу можно купить в книжных магазинах Питера и Москвы!!!

21 января 2019 — Завершён сбор средств на издание книги

Проект по сбору средств на издание книги на краудфандинговой площадке Planeta.ru успешно завершен!
Собрано 100% от необходимой суммы!
Огромная благодарность всем, поддержавшим проект!

 

 

10 ноября 2018 — Запуск проекта по изданию книги на краудфандинговой площадке planeta.ru

Готовимся к запуску проекта по изданию книги на краудфандинговой площадке Planeta.ru

Снимаем видеообращение к потенциальным спонсорам издания книги.

Фото со съемочной площадки

 

 

1 2

ОБ АВТОРЕ

 

Андрей Ковалев многие годы работает в индустрии морских перевозок. После службы в армии он пришел докером в Ленинградский морской торговый порт, затем – в Балтийское морское пароходство, работал в морских и экспедиторских компаниях. Больше пяти лет был судовым агентом паромной линии Санкт-Петербург – Калининград.

В литературу Андрея Ковалева привело желание рассказать о реальных делах морской отрасли, о которой у большинства читателей довольно поверхностное представление, но которая между тем манит своей романтикой и чувством свободы.

Постепенно первые сюжеты Ковалёва вылились в несколько небольших рассказов, встретивших теплый прием у их читателей.
Зная и понимая изнутри специфику морской отрасли, автор сделал ее авансценой своей детективной истории – на этот раз остросюжетного триллера «Операция “Иона” или Невидимые ангелы».

Автор знает много трагических случаев и эпизодов чудесного спасения людей на море, участвовал в неординарных, поистине кинематографических, острых ситуациях.

Профессиональный морской опыт Андрея Ковалева позволил придать повествованию достоверность, естественную эмоциональность, держать читателя в напряжении.

Консультантами автора по специфическим юридическим вопросам выступали сотрудники правоохранительных органов
и специальных силовых структур.

Повесть «Операция “Иона” или Невидимые ангелы» не только о сотрудниках специальной службы и моряках, – она о людях, беззаветно преданных своему делу и о том, что, несмотря на требования долга, они всё равно остаются людьми, со своей жизнью, сомнениями и внутренней борьбой. О профессионалах, которым приходится делать сложный выбор в нетривиальных условиях.

В основе философской линии повести – притча об Ионе из «Ветхого Завета», довольно популярная среди моряков. Спасение приходит через покаяние, человек может осознать свои грехи, осмыслить их, и стать готовым спасти других людей – в том числе и ценой собственной жизни.

НАВЕРХ